Эта квартира на улице Некрасова в Петербурге была четырехкомнатной коммуналкой — последней в дореволюционном доме. Несмотря на жуткое состояние интерьеров, Василий и Арина решили выкупить, расселить и отремонтировать жилье. «Последний этаж и никаких соседей на лестничной клетке, выход на чердак и крышу. 115 квадратных метров, шесть окон, высокие потолки», — описывает Арина преимущества квартиры. О ремонте, который занял год, она подробно рассказывала в своем инстаграме.

Сейчас семья — с маленьким сыном Германом и сибирской хаски по кличке Тайга — живет в своем новом доме. Он — региональный директор петербургского офиса ИТ-компании, она — маркетолог и керамист. Арина рассказала, каким образом получилось сделать перепланировку в историческом здании, организовать «мужской» и «женский» санузлы и зачем семья решила сохранить в интерьере «родной» кирпич.

Город

Петербург

Площадь

115 кв м

Площадь кухни

45 кв м

Комнат

2 + кухня-гостиная

Высота потолков

Этаж

5 из 5


Арина

Маркетолог, керамист


Мы поставили себе задачу жить в историческом здании в центре Петербурга, поскольку оба сгораем от любви к нему (и люто ненавидим спальные районы). В старом фонде есть душа, нестандартные помещения, окна, арки, толстые стены. Да и цена за метр радует. После многочисленных просмотров убитых, убогих, обшарпанных и раздолбанных многокомнатных квартир в центре мы твердо решили провести операцию по спасению ветхой коммуналки.

Раньше эта улица называлась Бассейная (помните у Маршака: «Человек рассеянный с улицы Бассейной»?), поскольку вела к искусственному пруду, созданному для подачи воды к фонтанам Таврического сада. Современное название улица получила в 1918 году в честь Николая Некрасова, который тут жил.

Наш дом принадлежал купцам Целибеевым. Это дворовый флигель, в разных источниках у него разные датировки: 1850-е, 1860-е, 1881 год. В дореволюционное время все комнаты в нашей квартире были проходные, как во дворце, это подтверждают заложенные двери в каждой̆ из перегородок.

Коммуналка выглядела ужасно: раздолбанная, обшарпанная. Четыре комнаты, шесть владельцев, длинный коридор, кривые скрипучие полы, миллиард слоев обоев и краски, разбитые стекла. В одной комнате были голые разрисованные баллончиком стены. Побелка на потолке местами опала. Душевая — в кухне за шторкой. У каждого собственника — свой счетчик, просроченный лет на 20, и стиральная машинка. Рассыпающаяся проводка, покрытая десятью слоями краски. Короче, все по коммунальному фэншую.

Но мы увидели в этой квартире потенциал: закрытый тихий двор, мало машин, вполне чистая парадная. Это единственная квартира на последнем этаже, других коммуналок в доме нет, и нет несущих стен (можно сделать любую планировку), шесть больших низких окон. Убитое состояние квартиры нас не смутило.

Ремонт

Задолго до покупки квартиры у нас были мысли о стилистике будущего дома. Моя сестра Анна Монахова — опытный московский архитектор и дизайнер — помогла реализовать все наши хотелки. У Анны своя фирма в столице, и дизайном она занимались удаленно. Проект был детальный: от демонтажа до занавесок. Он позволил избежать огромного количества косяков со стороны рабочих, ненужных коммуникаций и прочих неприятных моментов.

Мы выделили просторную кухню-гостиную с выходом в хозяйскую спальню, детскую, большую гардеробную, два полноценных санузла и прачечную.

В процессе ремонта полностью снесли все перегородки, штукатурку ободрали до кирпича, вскрыли полы. От газа мы отказались: отрезали страшную газовую трубу, идущую вдоль всей квартиры в кухню. Кстати, в Петербурге прежде чем делать демонтаж, нужно убедиться, что в квартире отсутствуют объекты с историко-культурной ценностью (например, лепнина, печки или оконные рамы). Для этого нужно получить справку в КГИОП. В нашей квартире таких объектов не было, и это упростило работу.

Круто, что при демонтаже нашлась пара рабочих дымоходов, в которых сохранилась копоть и сажа со времен последней̆ растопки печек. Мы вывели к ним вытяжки и после всех необходимых согласований поставили печку-буржуйку прямо в квартире.

Вообще в течение всего демонтажа мы надеялись найти какой-нибудь клад, шкатулку, письма или дневники, спрятанные под полами или в стенах. Но, увы, ничего, кроме старых дореволюционных газет, которыми были обклеены стены под обоями, нескольких старинных маркированных кирпичей и связки финских патронов для винтовки найдено не было.

В одной из внешних стен обнаружилось заложенное окно, а также кирпичная арка в прихожей — судя по всему, она была разрушена бомбежкой во время блокады, а затем восстановлена.

А еще при демонтаже мы обнаружили гнилые перекрытия в полу, что на некоторое время остановило нашу стройку: был риск провалиться к соседям. Пожалуй, сделать черновые полы оказалось самым сложным в ремонте. Мы подготовили и согласовали инженерный проект по заливке монолитный бетонной плиты (чтобы снять нагрузку с перекрытий). На проектирование и реализацию ушло около четырех месяцев и немало денег.

Мы возвели новые перегородки, трубы отопления спрятали в стенах, разводку воды сделали в полу и стенах, электрику и вентиляцию провели по потолку. В целом ремонт занял год.

Детали

Кухонный гарнитур и остров мы делали на заказ, это массив дуба в эмали с протиром (состариванием). Лавочка под обувь в прихожей — ручная работа, массив сосны, вытяжка в кухне — Икея, но мы сами покрасили ободок бронзовой краской, чтобы попасть в стиль. То же самое проделали с икеевскими светильниками над островом. Столешница — из искусственного камня под мрамор. Остров обшивали старинными досками из массива сосны.

Низкие окна и широченные стены позволили организовать вместительные подоконники: на них можно сидеть и лежать, а собака там спит. На фабрике заказывали фрезерованные панели, чтобы сделать откосы на окнах. Радиаторы спрятали в короба, благодаря которым подоконники стали еще шире (70 сантиметров). Подоконники — из цельного керамогранита под мрамор. Из него же получилось сделать столешницу на тумбу в санузле. Пол — из инженерной доски (дуб), заказывали на фабрике под наш проект. В прихожей, кухне и санузлах — плитка и теплый пол. Потолки — натяжные.

Мы оставили родной кирпич, хотя рабочие предлагали выложить стилизованной плиткой (кирпич был неровный, местами он обвалился). Но мы за натуральность.

Изначально мы планировали красить стены, но внезапно нашли идеальные обои для всей квартиры. Хотели чего-то нестандартного, яркого, с характером, поэтому выбрали темно-синий цвет стен в сочетании с красным кирпичом. Спальню сделали в серо-пудровых цветах.

Долго думали над организацией освещения. В итоге свет включается в одном месте, выключается в другом, и есть кнопка выключения всего света сразу. В квартире — как общее освещение, так и локальное, романтичное: лампы, абажуры, бра, подсветка кухонной зоны и острова, в гардеробной и шкафах. Чтобы не штробить исторический кирпич, мы провели ретро-проводку поверху, это стало изюминкой и отсылкой к старине.

Всю мебель мы покупали через интернет, так как новорожденный малыш не позволял ездить по магазинам. Диван нашли в цвет стен, он невероятно удобный. Тумбу под телевизоры, тумбу под раковину в женском санузле, массивное зеркало и банкетку в спальне заказывали на производстве по своим чертежам. Мужской санузел частично отделан натуральным камнем для внешней облицовки домов. Череп яка заказали из Алтая. Раковина из камня — магазин LOFT design. Консоль из мрамора и консоль из дерева в прихожей, барные табуреты — из магазина «Артефакт».Держатель под туалетную бумагу муж сделал своими руками из найденной на берегу Финского залива обтесанной ветром и морем старой доски. Деревянный настил в душевой муж тоже сделал сам из массива лиственницы, пропитанной маслом. В квартире много моей керамики: вазы, блюда, суповые тарелки, подставки и подносы.

В гардеробной лежит шкура коровы, привезенная с самого известного рынка Стамбула. Трехтомник на французском языке — с блошиного рынка Амстердама. Буддистскую статуэтку привезла с Шри-Ланки моя мама. Подставку под вино из массива ценной древесины привезли из Испании друзья. Столовые приборы из мельхиора достались от бабушки: они новые, в оригинальной коробке, хранились как приданое с 1950-х годов.

Мраморный кофейный столик в гостиной, столик под цветы, пуфы и мягкие табуреты, туалетный столик в ванной, лавка из массива акации — все это заказано в онлайн-магазине La Redout. Декор и текстиль — Zara home и H&M home, а керамическая посуда — все тот же LOFT design плюс Villeroy&Boch.

В квартире сохранился старинный стул от прошлых хозяев. Он был покрыт десятками слоев белой краски. Мы его восстановили, очистили и покрыли медной краской в стилистике квартиры.

Входную дверь — а она двойная и очень широкая — мы делали под заказ: современную металлическую дверь обшивали МДФ-панелями с багетами и фрезеровкой. Выкрасили в цыплячий желтый цвет: привнесли немного Ирландии в питерскую серость.