1 сентября в школе № 106 на окраине Екатеринбурга открыли обновленный двор. Территория преобразилась в дворцовый парк с мраморной ротондой, там появилась лужайка со скульптурой, позолоченными фонарями, мозаичными скамейками в стиле Антонио Гауди, лиссабонской плиткой и японскими бонсаями. На вершине ротонды начертали фразу «Любящий свое дело превращает его в искусство».

В обычной общеобразовательной школе № 106 учился известный уральский бизнесмен, владелец крупнейшей оптовой компании «Сима-ленд» Андрей Симановский. Он уже не первый год попадает в ленты СМИ с презентацией ремонта родной школы. К началу прошлого учебного года Симановский представил новый холл учебного заведения — там сделали золотые колонны и лепнину, а также поменяли все оборудование на более современное. О трансформациях школы на Вторчермете восторженно писало британское издание The Times. Пользователям американского сайта Reddit также понравился проект входной группы школы — он напомнил им фильмы Уэса Андерсона.

Яркий ремонт общеобразовательной школы оценили не все. Так, блогер-урбанист Илья Варламов назвал обновленное учебное заведение «цыганским дворцом». По словам Варламова, для общеобразовательной школы «такие визуально сложные интерьеры неприемлемы». Он также показал, как, по его мнению, должны выглядеть современные учебные заведения. «Кто-то же должен был остановить это безумие!» — добавил Варламов. К слову, мэр Екатеринбурга Александр Высокинский предположил, что «подобные вещи [ремонт школы № 106] будут приучать родителей и учеников к красоте».

The Village Екатеринбург поговорил с ведущим дизайнером «Сима-ленда» Натальей Лазаренко, которая стала автором проекта школы № 106 и уже больше семи лет занимается интерьерами компании. Мы узнали, как Наталья попала в «Сима-ленд» и чем занималась до этого, какие техзадания дает ей Андрей Симановский, как происходит обсуждение проектов, как в компании относятся к оценке Ильи Варламова и в чем гениальность инициатора реконструкции школы.

Наталья Лазаренко

дизайнер


Как стать ведущим дизайнером «Сима-ленда»

Я родилась в Екатеринбурге, окончила УралГАХА по направлению «АЖОЗ» (архитектура жилых и общественных зданий — Прим. ред.). Потом четыре года проработала в одной из фирм по специальности. Вскоре мне наскучила архитектура. Тогда я переключилась на интерьеры — они показались куда интересней.

За свою карьеру я успела реализовать интерьеры на любой вкус. Отношусь ко всем стилям лояльно. Были лофт, хайтек, футуризм; целых три направления классики — современная, американская и, так скажем, дремучая.

Я работала сама на себя. Как-то раз сидела дома, и в один прекрасный день раздался телефонный звонок. Меня спрашивают: «Наталья, можете нам сделать офис в пять тысяч квадратных метров?». Я ответила: «Да, конечно, легко» (вероятно, Наталье позвонил директор «Сима-ленда» Андрей Симановский» — Прим. ред.). Видимо, сработало объявление на сайте по поиску работы — я размещала его за месяц до этого. Мне сказали, что я подхожу. И все закрутилось. С того звонка прошло семь лет.

О своем вкусе

В Екатеринбурге мне нравится клубный дом «Тихвин». Он грандиозен в своих красивых сдержанных цветах. Еще меня привлекает его орнамент, а также сами планировки («Тихвин», который построили в 2006 году, долго считался самым дорогим жилым комплексом Екатеринбурга. По мнению авторов проекта, дом реализован в стиле модерн с элементами неоклассики, который «как нельзя лучше подходит для проживания в современном городе». В подъездах «Тихвина» есть позолота, а рядом располагаются брендовые бутики. Для многих жителей города клубный дом стал символом материального благополучия. — Прим.ред.).

Из общественных зданий могу выделить бизнес-центр Summit. Он достаточно сдержанный, тоже остроконечной формы, хоть и весьма устаревший. Еще мне нравится здание Фостера (речь о штаб-квартире РМК неподалеку от набережной Исети. — Прим. ред.), я его уважаю.

Если говорить о памятниках архитектуры, то я училась в таком — в здании УралГАХА. Но мне было обидно, что я каждое утро приходила не в здание УПИ. Наше здание выглядело слишком серым. Хотя у нас были очень графичные лестницы, на которых все фотографировались.

Впервые екатеринбургский офис «Сима-ленда» с лепниной и золотом прославился после обзора на сайте vc.ru в 2019 году. Текст написал один из его сотрудников. В заметке экс-работник компании рассказывает, почему любит работу и не собирается оттуда уходить. Публикация сопровождается фотографиями и рассказом об уральском офисе. Например, оттуда можно узнать, что в «Сима-ленде» живет попугай со своим офисом, который умеет говорит на португальском языке. Пост собрал множество комментариев, главной причиной которых стал дизайн помещений с позолотой и портретами российских царей — его прозвали «цыганским ампиром».

Следующая публикация обнажила странности внутренних порядков «Сима-ленда». Издание e1.ru поговорило с несколькими бывшими сотрудниками и попросило их рассказать, каково это — работать в «Сима-ленде». Экс-работники заявили, что трудились по шесть дней в неделю и постоянно задерживались на работе. При этом руководство требовало приходить в офис к 8:45. «Это время, когда ты должен общаться с коллегами. Со стороны все выглядело так, будто вам очень весело. Если кто-то замечал, что ты грустил, выговор делали тебе и его начальнику», — говорится в материале.

По данным E1.ru, примерно в 9 часов утра работники «Сима-ленда» выходили в центр офиса, включалась музыка, и все начинали пританцовывать на месте. После танцев проходили конкурсы. А потом на весь офис включали гимн России. За гимном следовала утренняя зарядка, за ней — просмотр свежего выпуска «Бесогона» Никиты Михалкова. Кстати, сам режиссер, а также телеведущий Владимир Соловьев часто приезжали в «Сима-ленд» и читали там лекции. Однажды гостем офиса стал батюшка, который провел там обряд освящения.

Само офисное пространство экс-сотрудники называют ангаром, в котором сидит много человек. «Из-за духоты во время больших мероприятий первое время многие падали в обморок. Потом поставили кондиционеры. Они были размером с холодильник, но не спасали (кондиционеры, кстати, тоже покрасили в золотой). Мы пробовали распахнуть окна, но распахнуть их можно на несколько сантиметров. Но тогда возникала другая проблема — неприятный запах, с которым знаком каждый житель Химмаша», — говорили бывшие работники «Сима-ленда».

Впрочем, компания Андрея Симановского известна не только благодаря его вкусу — буквально на днях президент России Владимир Путин вручил бизнесмену благодарственное письмо за борьбу с COVID-19. Во время пандемии COVID-19 «Сима-ленд» запустил собственную линию производства медицинских масок, чтобы помочь Екатеринбургу в борьбе с вирусом.

О работе в «Сима-ленде»

У меня был большой опыт работы в стройке. Я выступала одновременно в роли дизайнера, прораба и закупщика. Дело в том, что тогда я начинала работать с небольшой командой людей, которая не особо разбиралась в строительстве. Тем не менее, мы создали тот офис в 5 тысяч квадратных метров. На все работы ушло аж полгода. Эта стройка оказалась для нас самой долгой.

До меня в «Сима-ленде» было много дизайнеров. С одной стороны, они, видимо, не смогли уловить то, что было необходимо руководству. С другой, я тоже сначала не все осознала. Но, по-моему, наступил такой момент, когда Андрей Моисеевич понял, что со мной можно работать дальше. Поэтому после первого офиса случились второй, третий, четвертый. На сегодняшний день я работаю в штате, а офисных проектов уже больше 20-ти.

До меня в «Сима-ленде» было много дизайнеров. Не все смогли уловить то, что необходимо руководству

Сейчас у нас огромный отдел дизайна, которым я руковожу. В команде — четыре дизайнера-архитектора. Кроме того, есть специалисты, которые закупают материалы из России и из-за рубежа. Есть строители и подрядные организации, с которыми мы постоянно работаем. В штате «Сима-ленда» — около 100 строителей.

Я устраивалась на работу с тем посылом, что буду переделывать все офисы компании. Мы действительно адаптировали под офисные помещения все склады. Кроме того, полностью сделали отделение пульмонологии детской больницы № 9. Дальше были военный госпиталь и гольф-клуб.

Необычные техзадания от главы «Сима-ленда»

Андрей Моисеевич очень интересно дает техзадания. Он может поймать меня в коридоре и сказать: «Наташ, давай мы сейчас сделаем офис». Я спрашиваю: «Андрей Моисеевич, в каком стиле?» Он отвечает: «Ну, техно-золото». Однажды попросил сделать офис в «стиле сериала „Миллиардер“».

Он обычно говорит мне всего два слова, и я должна что-нибудь придумать. После получения ТЗ я начинаю искать аналоги. Причем я не опираюсь полностью на какой-либо чужой реализованный проект. Отдельно выбираю лучший в мире пол, отдельно — потолок. Мы, команда дизайнеров, собираем несколько вариантов разных составляющих, и я прихожу с этим к Андрею Моисеевичу. Бывает, что ему нравится определенная картинка, уже осуществленная, и он говорит: «Делаем так!». Поэтому я подстраиваюсь под нее, ищу материалы. В любом случае, у нас не бывает так, что получается один в один. Но определенная картинка, которая понравилась Андрею Моисеевичу, задает тон.

Андрей Моисеевич: «Наташ, давай мы сейчас сделаем офис». Я спрашиваю: «Андрей Моисеевич, в каком стиле?» Он отвечает: «Ну, техно-золото»

Чтобы понимать Андрея Моисеевича с двух слов, нужно тонко его чувствовать. С самым первым офисом в 5 тысяч квадратов у меня сначала не получилось. Я нарисовала эко-стиль и лофт, показала ему два разных проекта. Он сказал: «Убирай это все!». Даже не стал рассматривать. Тогда начали делать очень легкую классику. Андрей Моисеевич решил, что и этого недостаточно. Еще он очень меня ругал за то, что я использовала в проекте дешевые кирпичи. Мы были скромными и не понимали, чего он хочет.

У компании есть офис под названием «Эрмитаж». Однажды Андрей Моисеевич вызвал меня и сказал: «Наташа, сделай офис для разработок в стиле „Эрмитаж“». Отдел разработки — это дизайнеры и художники, которые разрабатывают продукцию «Сима-ленда». После своего предложения и моего утвердительного ответа Андрей Моисеевич купил мне билет в Эрмитаж. На следующее утро я уже была в Питере — фотографировала все детали. Потом сделала коллаж из тех кусков, которые можно применить в проекте. А еще через некоторое время полетела в Китай и объехала 30 фабрик в разных городах, чтобы дать ТЗ на детали для проекта «Эрмитаж».

О характере и художественном вкусе Симановского

Бывает, я ловлю Андрея Моисеевича в коридоре и показываю ему аналоги проектов, коллажи, предварительные наброски. Если у него хорошее настроение, то все получится. Если нет, то придется подходить в другой день.

Андрей Моисеевич — непростой человек. Он во все любит погружаться. В офисе он может запросто спросить любого человека, даже не профессионала в дизайне, о том, что тот думает о том или ином проекте. При этом Андрей Моисеевич будет искренне слушать ответ. Мне кажется, он, когда смотрит в глаза, видит, что человек думает. Андрей Моисеевич очень проницательный.

Самый любимый стиль Андрея Моисеевича — ампир. Но это совершенно не значит, что мы должны делать ампир. С самого начала работы с ним я поняла, что ему очень нравится менять окружающее пространство. Он любит преобразовывать и влиять. Поэтому все интерьеры должны быть непохожими друг на друга. Сделали один офис в первом стиле, второй — в другом. Но все с золотом. Это предпочтение Андрея Моисеевича. Золото влияет на людей, оно интересно. Сначала мы делали черное с золотом, сейчас идет тенденция на белое с золотом.

Многие заблуждаются, когда считают, что у «Сима-ленда» есть единый стиль. Скажу больше: я не придерживаюсь единого стиля даже в конкретном интерьере. Время от времени приходится добавлять детали: все меняется. У Андрея Моисеевича постоянно появляются разные идеи. Во время стройки он может прийти, молча посмотреть, уйти, а потом попросить что-нибудь добавить.

Я знаю, что в народе стиль «Сима-ленда» окрестили как «симановское барокко». Это достаточно смешное сравнение, но на самом деле так и есть. Мне приятно, что наш дизайн выделяют даже когда начинают критиковать. Когда люди работают в другой сфере и говорят «Не дай бог учиться в этой школе», хочется улыбнуться. Я понимаю, что, во-первых, они ничего не сделали для своей школы, а, во-вторых, критикуют, не предлагая ничего взамен.

О реконструкции школы на Вторчермете

Все началось с двух классов английского. Андрей Моисеевич сказал: «Сделай, как в Лондоне». Я знаю, что здание школы строил отец Андрея Моисеевича, он был прорабом на стройке. Поэтому абсолютно понятно, почему Андрей Моисеевич так проникся этой школой.

Мне было проще, потому что я не знала будущего проекта. Я думала, что мы сделаем два класса и закончим с этим проектом. Более того, Андрей Моисеевич, кажется, сам этого не знал. Когда мы реконструировали один класс, то увидели в глазах детей положительную реакцию. Мне было очень приятно.

В случае со школой у меня не было проектов, на которые я опиралась. Разве что остались наработки с предыдущих проектов, к примеру, в холле я опиралась на концепцию офиса «Эрмитаж».

В народе стиль «Сима-ленда» окрестили как «симановское барокко»

До начала ремонта мы вместе с командой прочитали все нормы, СНИПы и прочие ограничения — а в школе их очень много. Приводили проект в полное соответствие всем правилам. Например, в школе должны быть негорючие и легко очищаемые материалы, в этом была сложность. Сейчас уже привыкли к требованиям, стало проще. Вход в кабинет английского, кстати, мы сделали в виде лондонской телефонной будки. В класс добавили лепнину, но еще без позолоты. Лепнину, само собой, предлагал Андрей Моисеевич.

Я помню, как выглядела эта школа до нас. Внутри виднелись сиренево-розовые коридоры, а стены были настолько кривыми, что в одном конце получался перепад в 40 сантиметров.

Об обновленном дворе в стиле Португалии, Италии и Японии

Парк школы — мой самый любимый проект, я его обожаю. Мы сделали его за 50 дней. Никто нам не верит, но это так. В «Сима-ленде» все сроки такие. Нужно представить самый кратчайший срок по работе над проектом и разделить его на два — получится время работы сотрудников «Сима-ленда».

Однажды ко мне подошел Андрей Моисеевич и сказал: «Давай в школе сделаем парк. Рисуй». Я отвечаю: «Хорошо, мне нужна неделя, я сделаю визуализацию». Он парирует: «Нет, ты не поняла. Рисуй руками прямо сейчас, у тебя два часа». А я отвыкла рисовать руками. Но все-таки нарисовала. Так концепция парка была придумана за два часа.

Идея парка — путешествие. Плитку выложили как в Лиссабоне: такими интересными 3D-плитками выложена вся Португалия. В другом месте, где мозаика, у нас Барселона, Гауди. Дальше добавили немного Рима и Версаля. А еще есть японский сад, где растут бонсаи.

Парк не сочетается с холлом школы. Анализировать интерьеры «Сима-ленда» — это ошибка. У нас нет единого стиля и конкретных рамок. Я освобождена от этого — и очень рада.

О критике и Варламове

Я считаю, что в школе такие интерьеры делать уместно. Многие наверняка помнят свои школы — скорее всего, они не отличались чем-то примечательным. Готова поспорить, что стены в этих школах либо белые, либо зеленые, либо — в худшем случае — розовые.

Дети, которые ходят в школу № 106, запомнят свои школьные годы именно такими, как интерьер, — яркими. Школа — это место временного пребывания. Я считаю, что его нужно сделать запоминающимся. Через один или два месяца после начала учебы школьник, как правило, привыкает к интерьерам и не обращает внимание на окружающую яркость. Кстати, основная яркость сделана в коридорах, а в самых кабинетах выдержаны определенные нормы — светлые цвета без отвлекающих акцентов.

Что касается высказываний Варламова, то я их читала, у него выходила большая статья. Мне очень приятно, что к нашим проектам приковано такое внимание. Мне без разницы, какое оно, я не обращаю внимания на критику. Даже если она конструктивная — что мне с этим делать? Конечно, я к чему-то прислушиваюсь. Например, к мнению учителей, которые преподают в этой школе, к мнению директора, который руководит учебным процессом.

Анализировать интерьеры «Сима-ленда» — это ошибка

Варламов не мог не отреагировать. Люди всегда отзываются на интересные интерьеры. Возможно, такой дизайн их пугает, и они от страха все это пишут. Еще есть очень популярное мнение, что все завидуют. Ну, приходите учиться, сделайте такую школу для своего города. Скажу прямо, Андрей Моисеевич диктует мне все правила игры. Я точно прислушаюсь к нему, а к другому архитектору, скорее всего, нет.

А о вкусах, на мой взгляд, можно спорить. Интересно знать мнение человека, даже отрицательное. Я знаю, что Андрей Моисеевич тоже интересуются мнением других. На последнем открытии обновленной школы он подходил ко всем присутствующим и спрашивал их мнение. Человек, который его не знал, мог ответить абсолютную правду. Факт в том, что учителям и ученикам все нравится. Они абсолютно адекватно воспринимают происходящие со школой перемены, и золото в том числе.

По моему мнению, интерьер становится успешным, когда в нем ничего не хочется переделать. Честно говоря, мне всегда хочется что-то докрутить. Я никогда не успокаиваюсь.

О планах на школы Екатеринбурга

Я уже начала придумывать, как будет выглядеть актовый зал нашей школы. Также в ближайшее время придет геодезист и измерит стадион — будем заниматься им. В следующем году сделаем фасад школы и все оставшиеся классы. Реконструкция закончится, когда не останется территории школы, которую мы не переделали. Но наша работа на этом не завершится. Мы будем двигаться дальше. Сейчас идет речь о реконструкции школ, в которых учились другие руководители «Сима-ленда».

Читайте там, где удобно: